лотерейные игровые автоматы победа играть гроза морей
новые казино онлайн

А если поймают, но не сильно : то транспортная компания к своим услугам по добыче левых сертификатов еще добавит моржу таможни. Именно поэтому компания вкладывает все свои знания и опыт в развитие бизнеса своих покупателей. Дорогая доставка. Д Без разбора. Естественно, на ваш один автомат сертификат никто делать не будет, это стоит сотни тысяч. Легкая настройка и установка - все на русском.

Лотерейные игровые автоматы победа играть гроза морей win +the race modern

Лотерейные игровые автоматы победа играть гроза морей

Технология HP Latex дозволяет сохранить калоритные цвета на долгие годы. Фотообои будут уместны как в жилых интерьерах, так и в ресторанах, школах и кабинетах Метод поклейки: Клей наносим лишь на поверхность стенки, и прикладываем очередные полосы стык в стык, что понижает риск повреждения обоев, а также дозволяет деликатную корректировку их положения Метод очистки: сухой салфеткой Отделка: полуматовая, текстура маленького песка Моющиеся текстурированные виниловые фотообои Виниловые фотообои печатают на крепкой базе с текстурой маленького песка, которая дозволяет усилить воспоминание глубины печати.

Оформление помещений с завышенной влажностью кухня, ванная и подверженных царапинам прихожая, детская комната, гостиница, ресторан, конференц-зал, публичные строения, школы, детские сады, ясли Метод поклейки: Клей наносим лишь на поверхность стенки, что понижает риск повреждения обоев во время ремонтных работ, а также дозволяет деликатную корректировку их положения Метод очистки: увлажненной салфеткой Отделка: полуматовая, текстура маленького песка Самоклеющиеся фотообои Благодаря всепригодному применению, они непревзойденно подступают для различных помещений и поверхностей.

Самоклеющиеся фотообои отлично зарекомендовали себя как при поклейке на стенки, так и на шкафы, стекла, мебель и остальные гладкие поверхности. Разработка HP Latex обеспечивает калоритные, живые цвета на долгие годы. В случае размера, превосходящего наивысшую ширину материала, распечатка будет состоять из пары равных листов Применение: гладкие поверхности, всепригодное применение Метод поклейки: стык в стык Метод очистки: увлажненной салфеткой. При наиболее внимательном взоре я увидела кроткое лицо в черном платке, седоватые брови и пряди волос, глаза - то ли сероватые, то ли светло - голубые, плотно сжатые, высохшие губки.

Малеханькой и узкой фигурой она была похожа на малыша. Продавая собственный бессчетный церковный продукт, она успевала метаться вдоль длинноватого древесного прилавка, морщинистыми ручками проворно выхватывать подходящую вещь, терпеливо разъяснять ее назначение покупателям и сразу, некий частью души, удерживать в этом пространстве и меня. А здесь - заглавие какое-то, непонятно.

Да и глядят все, истрепали. Я взяла эту маленькую стопку листов, придавила к для себя и практически бегом достигла двери. Нетерпение одолевало меня, выйдя из храма, я чуть отыскала первую попавшуюся скамью. Как же я перебирала их, эти драгоценные странички, отпечатанные на компе маленьким шрифтом! Так, возможно, неизлечимый скупец в собственном сумрачном замке пересчитывает валютные купюры. Так сладострастный близорукий старец перебирает на ощупь молодых проституток: горячих и сухих, как атласные стволы берез, мокроватых и холодных, как голубые ручьи, духовитых и лакомых, как кусочки светлого меда!

Рукопись была написана настоящим игроком, это было видно с первой строчки. Я поверила в нее сходу и безоглядно. Я глотала странички торопливо, не жуя, как голодная собака. Ее писал человек, преодолевший эту пагубную страсть, он давал не просто дельные, а неоценимые советы - самим игрокам и их близким. Сколько же я понаделала ошибок! Продолжая читать, я обхватывала голову руками, вскрикивала, и, бросая листы, вскакивала со скамьи. Кружила вокруг нее, дрожала и трепетала, что-то испуганно шептала и всхлипывала, и вновь кидалась читать - со стороны, я, наверняка, казалась безумной!

Да так оно и было - с каждой строчкой я обнаруживала все ничтожество и всю бессмысленность моих прежних попыток… В первый раз, когда я поняла несчастье, я металась, как слепая птица над своим раненным птенцом, бездвижно лежащим в травке. Я пробовала приподнять его своим крылом, ворошила клювом кровавые перышки на голове - но все, все было зря.

Рана была очень глубока, я упустила время, когда кровь просачивалась в землю. В бессильной ярости, от полной безнадежности, не жалея себя - я мчалась за ветром, от ветра металась к дождику, от дождика опять припадала к земле, в зверином страхе собственном, отвергая любовь, клевала его вялую головку, она болталась из стороны в сторону, как ватная. Мой птенец медлительно потухал, его сердечко отвергало саму жизнь, все в ней - что не было соединено с игрой… Я все поправлю, глотая слезы, говорила я сама для себя, опять и опять повторяя эти слова, как заклинания, когда медлительно ворачивалась домой.

К чему было надрывать душу? Я вытирала мокрое лицо, листья кружились и падали под ноги - красноватые, желтоватые, вишневые. Я все поправлю… Рукопись напоминала памятку либо аннотацию. В ней практически не было частей художественности, да и к чему они мне? Я перечитывала ее каждый день и пробовала действовать по-другому… Глава 2. Рукопись отца Владимира Игровая зависимость «Как - то, опосля еще одного проигрыша, я дискуссировал произошедшее со своим приятелем.

Я ему говорил, что в какой- то момент стоял в неплохом выигрыше, ощущал, что нужно «соскочить», но продолжал играться. Автомат как будто переклинило - он стал глупо «жрать». В итоге я проиграл достаточно внушительную и нужную мне сумму средств. В этот момент к нам подошел общий знакомый, мужчина лет пятидесяти.

Уяснив ситуацию, он во всем обвинил меня. Он произнес, что я сам виноват в том, что начисто проигрался. Он деловито рекомендовал, дескать, нужно было средства поделить на два кармашка: в один положить те, которые я ставлю на игру, а в иной - которые ставить не собираюсь, и как лишь проиграю те средства, что в кармане на игру, - нужно уйти домой.

Он самодовольно и обширно улыбался, он весь сиял своими сединами, как будто они являлись неплохим показателем обеспеченного жизненного опыта. Снисходительно похлопав меня по плечу, он зашагал по своим делам. Я знал его, он не был игроком и все, что соединено с играми, было ему чуждо. Ярость перехватила мое гортань, я желал было догнать его и несколько раз ударить по голове — пусть пеняет на себя, этот непрошеный выскочка! Вопль несся ему вдогонку, мой безмолвный наболевший вопль, как будто из сотки ядовитых источников хлынула вода.

Глаза твоей дамы, в которых день за деньком умирала любовь? Сейчас они глядят свысока, как будто сейчас ты падаль, пропащее «дерьмо», о которое можно вытереть ноги! От того, что один, что проиграл свою юность, фортуну, имущество, а основное - что не в силах контролировать себя, что Бес на сто процентов подавил твою волю. Какого черта - ты приперся сюда?

Больше никогда не заикайся про свои ничтожные два карманчика! Я не читал книжки о игровой зависимости, тогда я не жаждал для себя спасения. Но время от времени я натыкался на их, одни брошюры были познавательны, остальные писали несведущие люди. Общепризнанные авторитетные писатели только вскользь касались данной нам темы, и даже они ошибались в собственных исследованиях.

Никто из их не был по- истинному одержим Бесом азарта, никто не прошел вброд через эту бездну и мрак. Это было отчетливо видно, шито белоснежными нитками, и поэтому странички были безжизненны и пусты для меня, ведь игрок игрока лицезреет издалека. С ожесточением я захлопывал их и кидал обратно … Так вот, я был там, мужчины, и знаю, как это тяжело.

Борьба с сиим Бесом жестока - у меня до сих пор на кисти руки не заживают следы его зубов. У меня есть перед собой определенные обязательства - я желаю, чтоб тот, кто прочно попался, смог побороть это зло… Непринципиально - кто вы, и по каким ставкам играете, какие суммы проигрываете: может быть, ты успешный предприниматель, и можешь без особенного сожаления и риска для собственного кошелька бросить в казино сотку тыщ баксов, либо ты - юный юноша, проигрывающий все свои средства.

Принципиально другое: как игровая зависимость отравляет для вас жизнь и мешает быть всеполноценным человеком, личностью. Игровая зависимость понимается мною, как «неспособность силы воли сдерживать свое желание делать ставки на разные игровые события: игровые автоматы, рулетка и остальные виды игр в казино, букмекерская контора, скачки, игра на средства в бильярд, карты - все азартные игры. Сделаю смелое предположение, что мои способы будут полезны для людей, одержимых наркотиками, алкоголем и иными сильными страстями, с которыми в подабающей мере не справляется их сила воли.

Несколько степеней игровой зависимости. Можно выделить несколько типов этих людей и предпосылки - почему они так холодны ко всем проявлением азарта. До этого всего — это люди русской закалки. Тогда было другое время и другое сознание. Казино и азартные игры числились злом, чем- то запятанным, где обитают одни отбросы общества. Есть много людей, которые так и проживают свою жизнь — не окунувшись хоть слегка, хотя бы мало, в одну из страстей. Для дам это полностью допустимо, так как воспитание потомства - их приоритетная цель, а вот мужчины, которые, так либо по другому, проживают сероватую жизнь, вызывают у меня подозрение.

Мне их поистине жалко. Назовем этот тип « Серые». Любовь к дамам, фанатичное увлечение профессией, исследовательской деятельностью, религией - чем угодно, а также болезненные пристрастия - наркомания и алкоголизм. Ежели вы относитесь к данной для нас категории, то книжка будет безусловно полезна - в том плане, что вы научитесь существенно лучше осознавать людей, которые одержимы игровой страстью. Игроманы сходу ощутят, что вы хоть мало осознаете их, что вы готовы поддержать не в смысле - отдать средств на игру , ваши советы уже не будут так бесполезны, вы можете отыскать общий язык и посодействовать сиим людям.

Это самая всераспространенная категория людей. Как говорится, все мы не без греха и ничто человеческое нам не чуждо. Сходу и много. Человек из данной нам категории может проиграть зарплату в игровых автоматах либо казино. Но, в отличие от остальных, тем, кто «Чуть- чуть», необходимо всего пару раз обжечься, чтоб позже всю жизнь обходить стороной все казино мира.

Ноги моей больше тут не будет». Всего 1-го скандала супруги либо любимой для этих людей будет довольно, чтоб больше не играть: у их как будто срабатывает выдвижной бронепоезд, который останавливается опосля первого же сигнала красноватой лампочки. К огорчению, этот «бронепоезд», быстрее всего, на генном уровне закладывается в человеке, как рост и цвет волос. Искусственно его не вызвать, никакими заклинаниями. Но тут есть чрезвычайно узкий нюанс: часть людей из данной нам категории опосля того, как обожглась, может больше не испытывать потребностей в игре, но продолжать играться.

В целом, эта категория людей находится далековато от зоны риска, и лишь какие-то неимоверные происшествия жизни могут вынудить их ее пересечь. Пример: оказался одним из первых вкладчиков МММ, удачно вывел приумноженные средства, от души жалел Мавроди: «ай- ай- ай , продажное правительство хорошего волшебника посадило», и позже участвовал во всех пирамидах и сетевых маркетингах.

Либо 1-ый раз пошел в казино, сорвал большой куш и поверил в свою фортуну и легкую руку. В студенческие годы я плотно посиживал на автоматах и проигрывал все свои маленькие доходы. Как-то раз, 31 декабря, я рано встал, чтоб успеть приобрести подарки. Я понимал, что не в силах себя контролировать, но не желал совсем падать в очах собственных близких. Я купил подарки и с оставшейся мелочью пошел в игровой зал.

Все автоматы были заняты, ожидая собственной очереди, я отрешенно следил за игрой. Один автомат освободился, я желал было за него сесть, как меня кто- то окликнул. Я вызнал старенького компаньона, перекинулся с ним парой слов, а когда обернулся - мой автомат был уже занят. Вокруг него стояло трое ребят, двое из которых, были обычной шпаной, мечтавшей перевоплотить собственный мятый полтинник в пару сотен и пойти «побухать».

3-ий был очевидно не похож на собственных друзей, он создавал воспоминание полностью солидного юного человека, который совсем не вписывался в атмосферу игрового клуба. Поддавшись напористым уговорам друзей, он с сожалением достал свои средства - 50 рублей. Сыграв семь раз - по 5 рублей, он случаем стукнул по кнопочке «бет макс» и надавил на прокрутку.

И здесь один из его друзей закричал: «королевский»!!! Все повскакали со собственных мест и окружили счастливчика. Юноша изловил «флеш рояль» и получил 12 тыщ рублей. Это был его полный триумф! Неописуемая победа! Почти все в зале были поражены, кто- то пробовал что- то умножить в уме, почти все смотрели на него с завистью, юноша с трудом сдерживал слезы счастья, когда он шел - его шатало.

В тот момент, без капли сожаления, я подумал: «Мне жалко тебя, парень». Через месяц я еле вызнал его: охваченный безумием, трясущимися руками он пробовал засунуть помятую 10-ку в игровой автомат. Ежели вы, либо кто- то из ваших близких выиграл огромную сумму — не пытайтесь ее отложить, отдать в долг, положить на книгу. Это средства самого Беса, который отдал для вас в долг под огромные проценты, и наилучшее, что вы сможете сделать - это немедля издержать, пораздавать, развеять по ветру - всю сумму, без остатка и молиться о спасении.

Ежели выиграли вы - то проведите несколько часов самовнушения, убедите себя, выучите как таблицу умножения, что это - разовый подарок и не стоит испытывать судьбу. Ежели выиграл друг либо отпрыск — настаивайте на немедленной растрате средств. Говорите и убеждайте, кто их отдал. В эту категорию входят те, кто балансирует на грани.

Как правило, это сексапильные и профессиональные люди, которым Бог, в противовес возможностям, отдал чрезвычайно небезопасного Змея-искусителя. Эти люди могут быть звездами эстрады, преуспевающими предпринимателями, известными кутилами, могут достичь фурроров в собственной проф деятельности, а могут кончить жизнь чрезвычайно плачевно, не сумев обуздать свою страсть к игре. В отличие от предшествующей категории, у их нет за пазухой бронепоезда, им недостаточно стукнуться головой о стенку раз, два, 10, 100 раз, недостаточно ультиматума супруги, они не сдержат свое сотое обещание, и в пылу азарта будут играться до крайнего гроша.

Но, в отличие от наиболее запущенных, «азартные» могут в той либо другой степени контролировать собственный азарт, они могут идти к своим достижениям, строить личную жизнь. Ежели близкий для вас человек заходит в «азартные» и доставляет для вас массу морок, то пара советов для вас не помешает. Удостоверьтесь, что этот человек уважает и ценит ваше мировоззрение.

Время от времени это трудно найти и почти все супруги и предки очень переоценивают свое влияние. Постарайтесь достигнуть уважения и внимания, до этого чем пробовать повлиять на человека. Определите степень собственного влияния — чем она ниже, тем наиболее тонко, ненавязчиво и завуалировано, вы должны действовать. По другому вы рискуете утратить все, на вас поставят крест. Ежели вы все же умудрились докатиться до такового положения вещей - ваш отпрыск либо любимый — больше не принимает вас, вы понаделали очень много ошибок и очень все запустили - выход все же есть.

Но о этом - в конце данной книги… Когда близкий для вас человек из категории «азартных» проигрался в казино либо автоматах — очень принципиально верно себя повести. Поймите, что это, быстрее всего, не крайний раз, и ваша ругань, ультиматумы, опасности не подействуют на «азартного человека». Наиболее того, это поведение может повлечь за собой чрезвычайно ненужные последствия. В подсознании азартных людей нередко живет «маленький, упрямый человечек», который делает все «специально наоборот».

Он не любит, когда ему навязывают свою волю, он сделает вид, что все сообразил, пообещает исправиться — но! Небольшой человечек лишь и ожидает, чтоб вы его презирали, ругали, грозили. Это его подпитывает. Тяжело и нестерпимо, когда ваш супруг либо отпрыск проигрывает существенную часть домашнего бюджета, проигрывает не в 1-ый раз. Нереально сохранить спокойствие, нереально сделать вид, что ничего не вышло, но конкретно это и нужно сделать. Потому единственное, что для вас можно показать - это утраты части вашего уважения.

Проигрыш даже большой суммы средств — это, поверьте, не самое ужасное. Наиболее того,- это чепуха! Да, вы не ослышались - это все ерунда! И самое основное - он опасается вас, опасается ваших кликов, вашего презрительного взора, ваших угроз, что вы выгоните его из дома либо сами уйдете.

Он занимает большие суммы, пишет долговые расписки, закладывает в ломбард все ценное, может реализовать на месте машинку. Ежели эти деяния ему недосягаемы - может пойти на грех. Может быть, я повторяюсь, но даже это говорит о многом, самое основное - он опасается вас, опасается ваших кликов, вашего презрительного взора, его ранимая на данный момент психика может не выдержать, и вы сможете утратить близкого человека.

Стимулируете все мельчайшие его успехи и начинания, не связанные с азартными играми. Чаще хвалите его провоцируйте его на то, чтоб он пробовал себя в новейших областях. Лишь так вы сможете достигнуть последующих вещей: он будет вас уважать и прислушиваться; в случае проигрыша он не будет делать непоправимые глупости, так как будет созидать в вас друга, а не палача; у него со временем покажутся новейшие увлечения, либо женщина, которая сумеет совсем вытеснить из его жизни азартные игры.

Помните - сорвать все свое недовольство и злоба на оступившемся человеке просто, остаться размеренным - очень трудно, практически невозможно… А как вы хотели? Вы же пытаетесь одолеть Дьявола… 4. В эту категорию входят люди, которые серьезно зависимы от игры, у которых воля проигрывает раз за разом, эти люди теряют свое имущество, близких и себя. От данной для нас заболевания нет совета либо спасения. На сто процентов излечиваются только единицы, статистика тут ужаснее, чем у наркоманов.

Быстрее всего, страсть азартных игр будет с вами навсегда, до самого крайнего вздоха - она будет отравлять для вас жизнь. Не используя экстренных мер, без помощи близких, большущих усилий воли и точного плана действий - «соскочить» практически невозможно». Ежели вы отважились - отдать бой Бесу до этого, чем он сожрет вас изнутри, я смогу порекомендовать - как биться достойно. Ежели «болен» дорогой для вас человек, то попробуйте оценить - какой у него запас энергии и силы воли?

Способен ли он начать самостоятельное исцеление? Сходу дайте четкий ответ на этот вопросец. Ежели вы будете давать умные советы, то он усвоит, что вы его «лечите», и ваш доступ будет закрыт. Ежели эта книжка не воспринимается для самостоятельного чтения, то для вас придется исполнять роль доктора.

До первых суровых сдвигов факт существования рукописи придется держать в секрете. Даже не знаю, что здесь писать. У «безнадежных» хотя бы есть малый запас морально - волевых свойств, они способны время от времени огрызаться, делать пробы побороть свою страсть пусть даже эти пробы будут ничтожные. Здесь все еще ужаснее, краски мира все больше и больше тускнеют. Секс, пища, выпивка, супруга , детки, дорогие машинки, дамы - все в темных тонах, вас не мучают узрызения совести и ничего не интересует, не считая игры.

Вы - получеловек, полуживотное. Неувязка в том, что выручать некоторого. Человек как личность, как душа либо как вольная воля уже не существует. Единственная действительность для этих игроков - перейти в категорию выше и от нее начать плясать. Это непросто. Ваша задачка - накопить хотя бы маленький запас энергии и воли, чтоб вы могли действовать и сопротивляться. Отыскать хотя бы крошечную причину, по которой стоит жить и бороться? Требуйте помощи у близких записать вас в спец центр, где вылечивают игроманов, можно испытать закодироваться, либо обратиться к психологу.

Можно что- то реализовать, либо попросить в долг на исцеление. Пройдя курс «шоковой терапии», вы получите мало энергии и мало воли. Для начала полностью довольно, чтоб начать учить данные советы…» Воспоминания растравляли и бередили рану, как будто на нее поливали уксусом.

Куда бы я ни направляла собственный взгляд, как будто хватала и раздвигала руками острые, как ножики, темно-свинцовые листья речной осоки - везде, по данной для нас темной воде, нестерпимо медлительно проплывали одни взбухшие трупы… Мой отпрыск не был «Конченным», как ловкий канатоходец, он небезопасно балансировал меж «Азартными» и «Безнадежными».

А может, я себя обманывала? Но ведь не сходу, же он стал таким? Он погружался в этот мир медлительно, как подбитые корабли уходят под воду. И я делала все, чтоб он быстрей опустился на дно, все, чего же делать было нельзя! Пытаясь испугать, я выгоняла его из дома, грозилась уехать и никогда не возвратиться, винила, что он гробит не лишь себя, но и меня, отца, орала на весь дом и обзывала «безвольным», «никчемным» и «слабым»!

Алеша давал мне тыщи обещаний - никогда не ходить играться, он рыдал и клялся, и тогда снова становился моим птенцом, моим ненаглядным ребенком. Дав жесткое обещание, он исподлобья смотрел на меня очами, полными ужаса, его светлые, мягенькие волосы опять пахли воробушком, коснувшись их, я успокаивалась, я так желала, чтоб все было по-прежнему!

Я желала упрятаться в древнем надежном мирке, ведь не может же такое быть! Это не могло случиться у меня! На данный момент, на данный момент, какое-то необходимое слово либо ловкое действие, нужно посильней напрячься и не киснуть… Но все повторялось с некий ужасной последовательностью, с немыслимым упорством: через день, три дня, через месяц. Каждый день я собирала себя в кулак и говорила, что завтра я ни за что не поступлю, как сейчас.

Я буду жесткой и мощной. Но наступало завтра, и мое несчастное слабенькое существо визжало и кровоточило от кошмара. Все старания разом прекратить этот нелепый и ужасный сон разбивались о непреодолимое сопротивление отпрыска, он все больше замыкался в для себя, отвергая все усилия побеседовать, объяснить и спасти его. Сейчас я лицезрела пустые и застывшие глаза, похожие на бледноватые стеклышки, мне казалось меж нами даже не тыщи км, а целые века - таковая уплотненная непроницаемая стенка легла меж мной и моим Алешей.

Я растеряла с ним чувственную связь, и это было самое ужасное. Мой ребенок попал в королевство Снежной царицы, мои слезы не могли разморозить его, совсем нет, он нужно мной хохотал. Он стал неописуемо черствым, и случись мне погибать на его очах, он бы не встал, не оторвался бы от игры ни на минутку. Но я не верила, что все так плохо. Никто не верит в это, мы не верим даже тогда, когда доктор подтверждает самый неумолимый диагноз.

Отец пару раз отлупил Алешу ремнем, мы не давали ему средств, из дома стали пропадать вещи, позже исчез и отпрыск. Он ушел на съемную квартиру, бросил институт, жил непонятно на что, не отвечал на звонки, продолжал играться и обрывал все пробы наших встреч. Я помню одно утро: я стояла кое-где высоко на пригорке и вдруг оттуда увидела собственного Алешу. Он неуверенно шел по берегу реки, шел и спотыкался. В реальности он даже не шел, а как-то утомилось брел, как старик. Невзирая на то, что он был отлично одет, он почему-либо смотрелся как нищий, как бездомная сирота, как чей-то покорный слуга.

Я смотрела на его худенькое, практически невесомое тельце, на прохладный, некий бесчеловечный свет, который тянулся за ним по темной земле, как снежный шлейф, и тогда в первый раз подумала: какая пропасть отделяет его от всего мира, и я ничем, ничем не могу помочь!

У меня опустились руки - все было очень безнадежно, очень запущено. Чтоб ни случилось, даже ежели небо упадет на землю, Алеша не покинет свою новейшую жизнь, новейшую обитель — твердую, как гора и черную, как сама тьма. Неважно какая страсть гробит всех идиентично и виновного, и непорочного.

Отпрыск очутился в ее когтях - и какая сейчас разница - почему это вышло. Мне нужно было вырвать его, но как? А может, не принципиально - как… Основное - нужно было вырвать. Глава 3. Давайте вообразим ситуацию. Вы хорошо плаваете, то есть так отлично, что подумываете заняться сиим мастерски. Вы приехали на пляж семьями. Четырнадцатилетний отпрыск вашего компаньона дает поплавать наперегонки, и опереждает вас. На вопросец - занимался ли он и есть ли разряд? Что вы думаете? Да, старею. Грустно, некий мальчуган, у него все впереди … обидно… Либо вы решили научиться игре в бильярд, сначала осваиваете азы, позже перенимаете опыт у собственных удачных друзей.

Прошло полгода, вы - полностью сносный игрок и на радостях покупаете для себя дорогой кий. Один ваш знакомый, совершенно новичок, захотел с вами поиграть.. Не прошло и пару недель, как он стал обыгрывать вас обыденным кривым кием из зала. Грустно страшно. Полностью уместная ситуация, чтоб придти домой и разбить собственный кий за 500 баксов о стенку. Постоянно, когда вы проигрываете слабенькому, с наименьшим разрядом либо рейтингом, юному либо наглому конкуренту, продуваете поединок, в котором вы - явный победитель, это чрезвычайно разочаровывает, опосля этого опускаются руки.

Тоже происходит и в борьбе с Бесом. Вы обещаете для себя больше не играться, начать новейшую жизнь, в которой нет, и больше не будет игровой зависимости. Пишете эти слова на бумажке либо начинаете вести ежедневник, верите в свою силу, держитесь из крайних сил - день, два, три, а на 4-ый - срываетесь, проигрываете все средства, что были в кармашке, идете домой, берете все отложенные средства - они с таковой же легкостью исчезают вслед за карманными… Еще одно поражение и, что самое основное - вы морально начисто разбиты, считаете себя слабеньким неудачником, безнадежной тряпкой.

Ежели я не могу держать себя в руках в таковых мелочах,- как же далее жить? Означает, я не в силах контролировать себя. Вера в себя потеряна навсегда. Когда у вас покажется последующий порыв? Энергия на борьбу с Демоном? Через неделю? Через месяц? Думайте, прикидывайте, а пока - вы в его власти - разбитый, униженный и обессиленный. Причина не в том, что вы проиграли и сорвались. Вы были заблаговременно обречены. Могучего Беса, который побеждал вас на протяжении почти всех лет, который умен и хитер, и на данный момент посильнее вас в 10-ки раз!

Не он одолел вас, а иллюзия собственного могущества! Бес будет сотки раз окунать вас головой в грязюка, раз за разом, тыщи ваших попыток будут тщетны и безнадежны. Стиснув зубы, полузадушенный, поднимайся опять и опять - Бес силен! От его могильных испарений нет спасеня, и лишь сверхъестественная жажда прорваться к жизни - дороже которой ничего нет- принудит тебя встать.

Маленькое отступление Почти всем может показаться, что я сильно преувеличиваю, и на самом деле все еще проще. И люди, которые подвержены игромании - просто разболтаны и лечатся неплохим ремнем. Бесов нет и быть не может, есть вредная привычка, с которой можно совладать. Тупо накручивать для себя сказки о их могуществе, а позже биться с ними всю жизнь. Я уверен, что найдутся люди, которые самодовольно произнесут, что тоже были во власти игры, прогуливались в казино, проигрывали средства, но усилием воли быстро совладали с данной нам привычкой.

И понимаете, большая часть из вас будут правы… «Бесстрастные» - вообщем не подвержены влиянию игровой страсти, и ежели случаем они сделают ставку, то сходу будут находить мельчайшую зацепку, чтоб уверить себя в том, что казино и игры - это сплошное надувательство, нужно держаться подальше от этих мест. Тут подойдет суровый скандал, ремень либо угроза развода. Не нужно ничего выдумывать и хитрить. Люди данной категории прогуливаются в казино, играют, но они не подвластны влиянию Беса, не рискуют стать конкретными игроманами, даже ежели будут играться какое- то длительное время.

Просто им скучновато, нечем заняться, может быть, они прогуливаются с друзьями, с которыми им приятно проводить время. Я встречал таковых людей. Проигрывая значительную сумму средств, они молвят себе: « Черт, сам не увидел, как это случилось. Я, кажется, уже конкретный игрок. Нужно немедля прекратить эту чушь!

И вправду, опосля этого человек может никогда в жизни не играться. Иногда он свысока поглядит на людей из категории «безнадежные», может отдать мудрый совет. С наслаждением и гордостью скажет о том, как усилием воли совладал с бедой. На самом деле, эти люди никогда не были больны. В силу собственной природы, они были чрезвычайно далековато от зоны риска. Эти хвастливые истории о превосходной победе над собой - недостойны внимания.

У их отложится на подсознании - ежели продолжить игру - дома ждут противные последствия. Но посреди «азартных» много страстных и энергичных людей, которые получают огромное наслаждение, нарушая запреты. Для их «ремень» может перевоплотиться в красноватую тряпку для быка, их можно лишь перехитрить. Почти все «азартные» живут и наслаждаются жизнью… до того момента, пока не перейдут в категорию « безнадежные».

Этот переход может продолжаться долго. Его главные признаки либо тревожные звонки: 1. Участились случаи проигрыша «нужных» средств, которые планировались для различного рода расходов и покупок. Участились случаи мощного желания играться. Были факты взятие средств в долг на игру. Были факты возвращение домой из казино, чтоб взять средства и пойти отыгрываться. Были факты реализации вещей и ценностей, оставление их в залог - для получения средств на игру.

Крайние три признака в особенности тревожны. В этом случае необходимо действовать быстро и решительно. В случае «ремня» сценарий постоянно один: «одержимый» дает обещание никогда не ходить играться, это обещание он сдержать не в силах. Страсть играться - в 10-ки раз посильнее его воли.

Не сдержав данное слово, игрок теряет самоуважение, и как следствие — морально-волевые свойства. Это делает его еще наиболее легкой добычей для Беса. Не берите с игрока слово «никогда не играть» и сами это не обещайте.

Как бы он не старался, сдержать слово он не сумеет. Следствием этого будет сломленный боевой дух. Ваша основная задачка - понять, что вы — тяжело больны. Исцеление будет долгим и востребует большой концентрации и усилий воли. Ежели пытаетесь посодействовать близкому человеку - дайте ему осознать, что вы его надежный друг. Не вините его и не ругайте, ежели он оступится.

Говорите, что он почти все может упустить в жизни, ежели не начнет борьбу, в которой вы ему поможете. Есть опасность в том, что говоря : «Демон силен», можно просто оправдать свое бездействие, дескать, куда мне с таковой силой тягаться. Борьба поэтапная: поначалу с мыслью пойти в игровой зал, потом попробуйте уверить себя развернуться и уйти - перед дверью, позже усилием воли уговорите себя уйти в некий момент игры кстати, мне время от времени удавалось одерживать эти мелкие победы - не так нередко, как хотелось бы, но они сыграли свою роль.

Когда все окажется тщетным, не расстраивайтесь, вы сделали, что могли. Просто на данный момент - Бес посильнее вас. Три золотых правила: 1. Осознайте, что вы больны, это не вредная привычка - это заболевание.

Настройтесь на борьбу. Поражений будет много, но пытайтесь не терять опосля их боевой дух, помните, Бес силен. Не давайте для себя обещаний не играться и не берите слово с остальных. Это лишь подрывает силу воли и убивает боевой дух. Не оправдывайте свою трусость и бездействие неравной борьбой. Усвойте эти обыкновенные правила, и вы перестанете быть легкой добычей».

Глава 4. Новейшие пробы Несколько дней попорядку я караулила отпрыска. Я следовала за ним неотступно и упрямо, я следила, куда он прогуливается, когда ворачивается. Кружилась вокруг его троп и говорила заклинание: «Я никогда больше не буду его ругать. Я стану ему другом. Я буду его хвалить и поддерживать». Но как это сделать? Как подловить его в эти сети из одних нитей тумана? Как удержать в них?

Я обегала кругом дома и небережно выходила ему навстречу. Увидев издали мой силуэт, Алеша резко разворачивался и бежал, спасался от меня! Ежели бы не эта рукопись… Опять и опять я терпеливо смирялась с поражением, глотая слезы, снова ворачивалась домой с красноватыми очами, с озлобленной душой.

Это была изнурительная и томная охота. Я гонялась за отпрыском, а он - мчался прочь. Один раз я чуток было не настигла его, протянув к нему руки, я поскользнулась и свалилась. Я посиживала на коленях и рыдала, болела голова, которой я ударилась о камешки, волосы были мокрые и липкие от грязищи.

Господи, я была как будто проклята! Обида била в виски и хватала за гортань, подрывала силы и сокрушала на землю. Как же больно было сердцу! Мне хотелось заплакать на весь небосвод, чтобы содрогнулись облака и посыпались вниз птицы, родить и выходить малыша, во всем для себя отказывая, - Боже милосердный, где ты?

Я выла, как волчица, и закрывала рукою рот, чтобы опрометчиво не уронить слова, о которых буду жалеть до скончания века… Сколько так продолжалось? В памяти моей была дыра, зато я отчетливо помнила неизменный озноб, как будто жила в доме изо льда, прозрачном и скрипучем, я даже лицезрела свое дыхание - морозное и ярко-белое. Нереально было избавиться от этого ослепительного наваждения, я вся была пропитана холодом, всю ночь крошечные снежинки нескончаемо сыпали и моросили, завораживая глаз.

Я зачарованно смотрела на люстру: бессчетные хрустальные шарики, раскачиваясь от легкого сквозняка, тихо звенели, сталкиваясь друг с другом… И все же я находила спасения, теряя силы, я упрямо находила спасения, то и дело подкрадывающееся безумие, как собака, отступало перед лицом моей слабенькой и тихой веры.

Нужно было избавляться от жалости к для себя, она была вздувшейся и тяжеленной, как труп. Пусть лежит для себя под высочайшим каштаном, где веет прохладой! И ей отлично, и мне. А отпрыск — пусть станет чужим, которому необходимо посодействовать. Разве это не сумасшествие требовать от него незамедлительных конфигураций, основанных только на моем желании избавиться от страданий?

Разве моя любовь к нему является оправданием такового самоистязания? Разве не предупреждал священник: » поражений будет много, но пытайтесь не терять опосля их боевой дух, помните, Бес силен»? С чего же я взяла, что будет легко? От этих слов стало легче. Боль отступала… Это случилось в полнолуние. Я не спала, в одиночестве бродила по комнате, зажигала и выключала свет, читала, лежала с полузакрытыми очами.

Томительно тянулись минутки - стенки, потолок, люстра, книжка — когда же двинется стрелка! Тишина… Даже дыхания моего не слышно - как в гробнице. Ни о чем я так не желала, как выскрести у данной для нас ночи горстку сна, одну небольшую горсть и больше ничего. Супруг был в командировке, он работал водителем-дальнобойщиком, я привыкла к его отсутствию. Возникал он изредка, как праздничек, и как-то беззаботно относился к происходящему.

Он не лицезрел ничего страшного в том, что отпрыск стал игроком, принимал это как временную прихоть, неопасную заболевание. Он перебесится и возвратится домой, вот увидишь». Его слова убаюкивали меня, но ненадолго… Два часа ночи Луна расплавлялась янтарно-желтым, встревожено приманивала и была как живая. Луна медлительно тянулась к окну своими сплетенными прозрачно-зелеными пальцами. Я как будто проснулась от сна, вздрогнула и стала торопливо собираться. Быстро обулась, надела пальто, вышла на улицу, позже, в некий безмятежной убежденности, решительно зашагала по ночному городку.

Я торопилась туда, где трещали и суетились огни, освещая все черные проулки и заросли, где толпились люди и дымились сигары. Не успела я приблизиться к звенящему самоцветному зданию, как распахнулась дверь, и оттуда выскочил мой Алеша, взволнованный, с бескровным отчаянным лицом.

Мы чуток не столкнулись лбами, узнав меня, он испуганно вскрикнул, как будто увидел приведение. Я была так размеренна, что сама для себя удивлялась. Благожелательно смотрела на отпрыска и даже улыбалась… - Что ты тут делаешь? Он с недоверием смотрел на меня, переминался с ноги на ногу, во взоре были растерянность и беспокойство. Отец в командировке, дома скучновато. У меня таковой символ на ладошки - звезда.

Покажи, есть у тебя? Это напоминало сон, да, все это было как во сне. И показала ему свою ладонь: у основания огромного пальца было нечеткое изображение звезды. Я и сама не знала, что это значит. Это была роковая минутка. Ежели отпрыск хоть на миг усомнится в моей правдивости Но я угадала, я избрала беспроигрышную тактику: Алешка сильно продулся, и мне подфартило, я как будто выиграла в лотерею самый пригодный, лучший момент, какой лишь можно было вообразить.

Мы вошли в зал. Народу, невзирая на ночь, было много. Мы еле дождались, пока освободится автомат. Ко мне подошел высочайший мальчишка в голубой форменной одежде, вежливо предложил снять пальто. Я села на высочайший стул, отпрыск встал рядом и стал разъяснять мне правила игры. Я пристально следила за его пальцами и старательно кивала головой. Незаметно вздыхала, смотря на свои исчезающие в отверстии средства. Что делать? Дрожала от ужаса перед тем как надавить на клавишу.

Как же мне было жалко денег! Я была только безвольной куколкой, руками которой водил Алеша. С таковым же фуррором он мог взять в руки древесные палочки для пищи и ими жать на клавиши. Правда, в течение всей ночи мы то и дело изменялись местами. Что тут рассказывать? Про эту одичавшую ночь? Я выигрывала! Бывает, среди всех несчастий - наступает такое время, оно похоже на глубокую трещину в земле, и выводит за пределы всего, что мы принимаем за разум.

Как вокруг умирающего богача собираются все родственники, так и ко мне стекались все золотые монеты, что были в зале. Мой выигрыш рос, как беспутная радостная пена, я не верила своим очам. Алешка, и подавно, пришел в какое-то неистовство, я соображала, что огласить ему на данный момент - пойдем, я утомилась, - это все равно, что уничтожить его. Но силы мне придавал не выигрыш, совсем нет, я была рада другому - отпрыск стоял рядом, я лицезрела и слышала его, и даже тайком поправляла его рубаху, как же я по нему соскучилась!

Он подрос и сильно похудел, во взоре был сокрытый ужас и беспокойство. Лицо…- таковой ледяной и горестный овал, таковой прохладный и голубоватый набросок губ - я боялась ненароком притронуться… Когда мы вышли на улицу, я честно поделила средства и протянула ему половину. Огласить, что он был доволен - это не то слово.

Полный триумф вскружил ему голову, его вид был не передаваем словами… - Завтра пойдешь играть? Я молча кивнула головой. Я больше не была для него мамой. Я была сообщницей. Но уже — не пустым местом… Мы заходили в игровые залы, я суетливо снимала коричневое пальто и отдавала черную шапку, садилась рядом с отпрыском, и прочно, до боли, сжав руки, практически не дыша от волнения, следила за каждым его движением. Работники заведения приносили мне кофе, воду - я ощущала себя неудобно, мне было постыдно, как ежели бы я пришла плясать на дискотеку для школьников.

Меня могли узреть мои ученики, точнее, их предки - это было бы полным позором. Зал был обит темно-вишневыми обоями, на полу выстланы ковровые дорожки. Вдоль стенок стояли высочайшие сверкающие коробки с прыгающими картинами. За ними посиживали мужчины и женщины: одни — сконцентрированно - серьезно, остальные - нарочито развязно стучали по железным кнопкам.

Мелькали руки: смуглые и белоснежные, узенькие, как стебельки, и прочные, увитые томными браслетами, осторожные и неряшливые, собранные и сумасшедшие. Зал был полон звуков и шорохов, приглушенных дискуссий, вспыхивали огоньки папирос, мерцали и переливались в бокалах напитки.

Кто-то, опустив веки, торопливо строчил ручкой по клочку бумаги, рвал, сжимал руками виски и опять писал - на пачке сигарет. Окон нигде не было, под неживым освещением лица казались бледноватыми, меловыми — казалось, люди лишь что встали из могилы и уселись меж гробниц, стоящих в ряд, - по плечи в снегу, как восковые призраки.

Одни игрались бесстрастно и тихо, как будто перебирали железные квадратики древесными пальцами, остальные — как будто лизали их длинноватыми красными языками, терзаясь и вздрагивая всем телом. Были различные игроки, другие гладили, разминали и вдавливали клавиши, как дамские соски, взволнованно прижимались к ним щекой, как будто ощущали снутри биение и толчки новейшей жизни, уговаривали открыть щель, вопили и сокрушались, колотили кулаком по бездушному жесткому телу, скорбно посиживали с бесцветными очами, захлебываясь от тоски и бессилия… Бывало, за одну игру человек выдыхался, как будто пребывал целый век, изнурялся на неосуществимой, многодневной скачке по жаркой пустыне.

Падали и бездвижно висели две руки, удлинялись тени, закрывались глаза… Я не могла глядеть на их равнодушно: весь этот нездоровый мир объединяла глубочайшая и сокрушительная бесприютность, какая бывает только у беспризорников и заключенных. Время от времени по залу проносился жуткий звук, это проигравшийся со злобой и неистовым бешенством ударял кулаком о стул. По жалкому поводу, из-за всякой мелочи нередко вспыхивала тревожная перебранка - когда неудачник бесстыдно и бесцеремонно либо мучительно-приниженно выклянчивал у компаньонов средства.

Бестолково и бесцельно, не зная, куда преклонить головы, слонялись они по игровому залу, проигравшиеся в пух и останки. Удивительно болтались их руки, как шейки убитых птиц, жестокостью и подозрением светились глаза. То и дело отворялась входная дверь, в нее влетали новейшие люди, древесная дверь со стуком захлопывалась… Высочайшие деревья, окружавшие дом, кидали на него горсти темных листьев, черной воды - я знаю, я лицезрела, ведь я столько времени провела в засаде… Умопомрачительно было то, что отпрыску стало везти, он постоянно выигрывал, на нас смотрели с завистью.

Я лживо радовалась и покорно хвалила его, стараясь вернуть утраченное доверие. Алеша благосклонно кивал головой. Невзирая на недавний триумф, игралась я изредка, боялась проиграть средства, которые мне так тяжело доставались, а отпрыску их давала. Эти походы были нашей единственной связью, и лишь от меня зависело сохранить и упрочить ее.

До сих пор для меня осталось тайной - как тогда вышло, той ночью?.. Отпрыск стал приходить домой, и делал это осторожно и равномерно, как будто одичавший зверь. Опасаясь вспугнуть его, я бодрилась, как могла, силясь быть приветливой и доброжелательной, не акцентируя внимание на его редкие набеги домой. Готовила вкусную пищу, заполняла дом сладкими запахами, хвалила и смеялась, ночкой прогуливалась играться - делала все, чтоб заблокировать ему выходы, оживить погубленный мир.

Пусть скинет с себя эту тяжелую заболевание, как лягушачью кожу, я сожгу ее в печи - тогда и буду с него спрашивать! В один день он остался ночевать, сердечко мое трепетало от радости! А ведь это был малюсенький шажок, крошечная победа, всего только ликвидация моих прежних ошибок!

Я не обольщалась, помня слова отца Владимира - «Демон силен»… Равномерно я привыкала к игровому залу, люди ко всему привыкают. Терзаемая горем, исчерпывая силы на внутреннюю борьбу, я лишала себя способности принять и оценить новейший мир.

Длительное время я пребывала посреди автоматов как в жарком и горьком сне. Но время шло, я начинала осознавать - чтоб жить посреди игроков, нужно научиться мыслить и поступать, как они… В расслабленной привораживающей обстановке, в замке, лишенном окон и часов, тормознуло само время. Некуда было торопиться, рассыпались в останки понятия «надо» либо «нельзя», растворялось прошедшее, теряло значение будущее. Повсюду посиживали взрослые чудные люди, зачарованно засовывали в особые отверстия бумажные купюры, благоговейно, до бонусной игры, нажимали на клавиши.

Издавна позабытая детская удовлетворенность озаряла лица - перед ними вылезала смешная обезьянка и ловила бананы, либо прыгала и квакала изумрудная лягушка. Хоть какое удачное движение, ловкий удар либо магическое везение обязательно вызовет призраки крошечных умопомрачительных созданий - о этом никогда не молвят вслух, это всеобщая тайна, согласие без слов.

Есть необъяснимые явления либо вещи, их сознательное разъяснение нереально. Я сама, расталкивая локтями бегущих, сбивая их с ног, пустилась в погоню за детством. Нереально было упустить эту величайшую в жизни возможность! Ее не приобретешь за самые чокнутые деньги! Это был единственный на всем свете день, час либо много неоценимых часов, основное — не упустить, успеть… Пусть дурное будет дурным, пусть воруют золото и пьют вино, пусть тело отыщет конец в петле - за все завтра будет ответ, я отвечу для вас завтра с утра, завтра, когда я вернусь домой… А сейчас - погружу руки в сверкающий короб, заблестит на пальцах дивная, как жидкое зеркало, краска, разотру ею свои ноги и груди - мне всего-то, всего-то чуть- чуток, чтоб меня признали настоящей… А сейчас - на шикарных носилках, на троне для земных богинь, в облаке белого бархата, в сопровождении блестящей свиты и хвалебных кликов - я торжественно плыву в небесах… Отныне каждый игрок стал мне наполовину отпрыском либо тайным братом… В один прекрасный момент я увидела пару, они пришли под вечер, мужчина и дама лет сорока.

Были они мужем и супругой, либо просто любовники, я не знала. Но сходу сообразила - они не новенькие. У их был собственный игровой автомат, крайний в правом углу, они терпеливо дождались, пока он освободится. Игрались они попеременно, первой начинала постоянно она - мужчина стоял сзаду, время от времени он клал ей на плечи руки. Дама была темноволосая, с недлинной стрижкой, черты ее лица были резковаты и невыразительны. Ее спутник был худощав и голубоглаз, выделялись длинноватые усы, они были светлые и лохматые.

Одеты они были просто, она даже не снимала собственного постоянного плаща. Медлительно они врубались в игру, долго черты их лиц оставались невозмутимыми, а фигуры - неподвижными. Равномерно - так солнце всходит по утрам - ее лицо светлело, щеки зажигались броским румянцем, даже губки наливались малиной. Она вся преображалась, как Венера, рожденная из моря, выходящая на берег… Она оборачивалась назад, к собственному мужчине, ее длинноватая белоснежная шейка выгибалась, с плеч соскальзывала легкая накидка, обнажалась теплая, совершенно юная кожа.

Во взоре ее было горячее желание, страстный призыв, понимание собственной женской силы. Конкретно игра добавляла ей ту нужную страстность, черную и непрозрачную, которая и составляла всю ценность красы. Выигрыш не имел значения, сам процесс предоставлял ей эту возможность - трепетать, сиять и сверкать - на виду у всех.

Она вся изнутри насыщалась цветом, неподвижные до этого, зеленые глаза как будто выходили из сонливой сумрачности, поблескивали броской синевой, они все искрились кусочком радуги - меж васильковым и фиолетовым. С каким замечательным бесстыдством она закидывала ногу за ногу, свои длинноватые литые ноги, обтянутые ажурной темной сеточкой!

Маленькая юбка не скрывала дивную эластичную подвязку, супруг не скрывал собственного обожания, а я была не в силах отвести взгляд! Она казалась то обнаженной, укрытой только одними драгоценностями, то закутанной в прозрачное кружево. Спустя миг она была прозрачной: светились ее хрустальные косточки и даже нежнейший запах. Мужчина впитывал ее взором и выпивал, как взволнованную светло-бирюзовую волну, она безостановочно двигалась снутри его тела, придавая ему новое обличье - величественное и непостижимое.

Что это было? Сколько они играли? Я только лицезрела, как быстро они шли к выходу - гордая царственная пара: его руки нетерпеливо сжимали ее талию, скользили по бедрам, торопя и подталкивая, слегка шлепали по ягодицам. Я представляла, как они выходят наружу, бросаются к стоящей рядом машине, кустикам, припадают к земле, как бешено, сдирая одежду, предаются любви.

Они приходили раз в недельку, время от времени я лицезрела их три дня попорядку. Как-то деньком, столкнувшись на улице, я не сходу выяснила их - как они были обычны и скучны, как унылая погода либо сдувшиеся шары, даже ее одежда смотрелась по-другому - безвольно и мешковато… Обладатель заведения незаметно делал помещение все наиболее роскошным: развешивал разноцветные фонарики, которые ночкой блистали красным и черным пламенем, в серебристых светильниках зажигал курения и благовония.

Он старался придать залу вид старой пещеры, расцвеченной различными драгоценными камнями, которой не видно конца. Это достигалось методом хитроумного сплетения света и зеркал, льющейся воды и ветра. Как бог, сотворив собственный мир, он как будто призывал: «Живите тут расслабленно и счастливо»!

Кто в первый раз переступал порог, терялся от изумления, как будто падал в безграничный океан. И как было очнуться от сна? Чтоб разжечь еще огромную страсть к игре - владелец устраивал тайные пирушки, где чествовал героев и победителей: «счастливчиков недели», «лучших игроков». Что там происходило, и было ли это в действительности? Алеша увлекался игрой, и гнал меня прочь, прочь от себя.

Еще охваченная живым и одичавшим огнем игры, обожженная его цветными искрами, я странствовала посреди людей по залу, заглядывая в самые сокровенные его уголки. В одном из таковых я увидела смешного старика, схожего на тощего гнома, я уже знала его историю. Он не имел неизменного места жительства, семьи, собственного дома, оставлял тут всю свою пенсию, но постоянно приходил каждый день.

На что он жил? Этот чудак убеждал, что в раздающихся звуках, вызываемых ударами по кнопкам, он узнавал о наступающих в стране событиях. Пару раз он что-то угадал, его из жалости подкармливали. Смотрелся он слабо — недлинные, зеленые штанишки, чуть скрывавшие колени, тонкие ножки, обутые в большие ботинки жутковато-желтого цвета.

Сейчас он сердито шептал, смотря на меня слезящимися красноватыми глазками, что собственной игрой защищает зал от хитростей и наваждений ведьм, а также от дешевенькой распродажи одежды и меда… Позже я увидела 3-х юных людей, еще подростков, по возрасту их не должны были пускать в зал. Один из их - остроносый, отлично одетый, бесстрастно вкладывал в игровой автомат купюру за купюрой. 2-ой тоже играл, но так, что казалось - на данный момент настанет его смерть.

Как гора рассыпается в песок, так и он мелко дрожал от неудержимого рвения выиграть. В ослеплении эмоций он громко объявил войну Небу - что с ним сейчас будет? Глядеть на него было нереально. 3-ий паренек, в дешевеньких кедах и старенькой куртке, отвернулся, чтоб никто не лицезрел, и дрожащими пальцами перебирал и пересчитывал мятые средства. Это были гроши, но, возможно, чрезвычайно нужные ему. В его сердечко шла борьба, он продолжал глядеть на ладонь, как очарованный.

Что он прикидывал? Были ли это крайние в семье деньги? Чувство совести и азарта незримо схлестнулись, я услышала в воздухе хруст и легкий звон. Все самое красивое - оно же и самое хрупкое. Я знала кто одолеет, кто тут правитель, кто бессмертный - торопливо отвернулась и поторопилась далее - туда, где столпилась толпа… За автоматом посиживал армянин лет сорока. Есть люди - всех азартней. Глаза их мечут искры, сочатся блеском и влагой, они свирепо рвутся от автомата к автомату, пламенея от жажды отыграться.

Когда они играют, то источают обезумевшие волны, бьющие током… Люд, окружавший игрока, молчал, и в данной нам тиши была особенная затаенность. Я поднялась на цыпочки и посмотрела. Высочайший человек с темной копной вьющихся волос, до этого, чем совершить действие, делал внушительную паузу, позже закрывал глаза, высоко поднимал руку и с силой, чуток ли не наотмашь, так дают пощечину, ударял по одной из 5 кнопок.

Опосля 1-го из таковых ударов куча людей вздрогнула и закричала: - Вау! Стоящий рядом со мной мужчина с сожалением прошептал: «У меня бы не выдержали нервишки. Кого пробил? Его глас дрожал от обиды, либо мне показалось? Ему было около 30 5 лет, на нем был сероватый дорогой костюмчик, белоснежная рубаха и голубой галстук.

Я поглядела вниз - нет ли портфеля? Ранца не было. Представьте, там был повелитель, а он вынул туза. Но он не сделает этого. Он будет рисковать далее. И будет или 30 две тыщи, или ноль. Пока мы переговаривались, снова закричали: - Снова пробил! 30 две! Я вдруг ощутила за спиной резкое движение. Расталкивая массу зевак, к игравшему активно пробирались два амбала, похожие друг на друга, как близнецы-братья.

Нос ну, керамический нож голден стар очень

Гроза автоматы победа морей лотерейные игровые играть чат рулетка онлайн по всему миру многочат

Лотерея Победа

Гроза морей. (95).  Игровые автоматы Капитан Джек. Игровые автоматы можно разделить на две категории: классические и современные. К классике относятся аппараты с предельно простой структурой, визуально копирующие популярных в е годы «одноруких бандитов». serp-meta__item{color:#}Ссылки на страницу содержат: игры в казино победа.